Агния кузнецова о театральных вузах кастингах балабанове и германике

Агния кузнецова о театральных вузах кастингах балабанове и германикеАктриса Агния Кузнецова известна по роли Анжелики в фильме Алексея Балабанова «Груз 200». Доверив 20-летней выпускнице Щукинского театрального училища главную роль, Балабанов не ошибся – Кузнецова в своей второй экранной работе мастерски справилась с непростой драматической ролью. 23 октября в прокат выходит фильм Валерии Гай Германики «Все умрут, а я останусь», одну из главных героинь в котором сыграла Агния Кузнецова. Фильм получил приз за лучший актерский ансамбль на 2-м Международном фестивале современного кино «Завтра», где после представления картины актриса дала эксклюзивное интервью.

Агния, желание стать актрисой пришло с возрастом или появилось спонтанно?

Я захотела стать актрисой в 12 лет, когда посмотрела видеозапись спектакля театра «Современник». В Новосибирском оперном театре продаются кассеты со спектаклями московских театров. Из репертуара «Современника» я посмотрела «На дне», «Двенадцатую ночь» и другие. Именно спектакли. И захотела стать театральной актрисой. По большому счету в нашей стране это можно осуществить только в Москве. Тут много вузов, поэтому больше шансов поступить. А в школе я занималась в театральной студии. Кино, кстати, никогда не впечатляло меня. А в итоге получилось, что окончила самый лучший театральный вуз в стране, вообще в мире, я так считаю, – и стала сниматься в кино наоборот. А театр – нет.

А почему кино не привлекало?

Не знаю. Не то что не привлекало, но актрисой я захотела стать, не посмотрев кино и воскликнув: «Вот, хочу оказаться на экране!» Скорее это было «Хочу в театр!» Точнее, хотела.

То есть сейчас в театре не играешь?

Нет, сейчас я не играю и пока не собираюсь. По многим причинам. Я работала в театре один сезон. Мне там все не нравится. Пока я не вижу себя театральной актрисой. Все оказалось не так классно, как я представляла.

Почему в итоге было выбрано именно Щукинское училище?

Я поступала в семь вузов одновременно, поступила в два и выбрала «Щуку». Второй был ГИТИС. Но не считаю его хорошим институтом.

Ты успела сняться у Алексея Балабанова, сейчас сыграла у Валерии Гай Германики. Первый – признанный мастер, а Лера только начинает как режиссер. С кем было сложнее работать?

Сложно ответить. Они совершенно разные. С Балабановым, с одной стороны, проще, потому что он всегда знает, чего хочет. У него свои методы работы. Но у него – авторское кино, невозможен ни шаг влево, ни шаг вправо, не может быть никаких импровизаций со стороны актера. Это – абсолютный диктатор, он четко видит картинку, которую хочет получить в итоге.

А Лера давала импровизировать?

А Лера давала больше воздуха, мы могли корректировать сцены. Во время съемок актеры многое придумали из того, что вошло в фильм. Некоторых реплик моей героини изначально вообще не было в сценарии. Или одну и ту же ситуацию я могла сыграть по-разному. А у Балабанова так нельзя: как он скажет, так и надо сыграть.

Германика говорила, что ты сама выбрала роль волевой Жанны. Как ты работала над образом героини, которая кажется наиболее цельной и жесткой?

По сценарию были наметки, как будто бы моя героиня Жанна предает всех, подговаривает не дружить с Катей ради похода на дискотеку. Это – несколько сцен, определяющих одну из ее сторон, а все остальное в Жанне появилось от моего характера и по моей инициативе. Я оттолкнулась только от отрицательной линии и развила героиню. В процессе съемок вспоминала характерные черты поведения подростков. Например, реплика в сторону Вики: «Ты что, влюбилась, идиотка?!» А внутри у Жанны – чувство зависти. Эту мою находку позже внесли в фильм.

А было что-нибудь, что не вошло?

При монтаже не вошли сцены моих экспериментов с алкоголем: я сижу дома и смешиваю пять разных напитков. Потом еще сцена, где я пьяная. Почти все время моя героиня говорит: «Пойдем выпьем». И в начале тоже, когда кота хоронят, предлагаю пойти отметить. Остались из этого всего две сцены. Мне бы хотелось развить линию с алкоголем и убрать драматические куски, кроме отношений с мамой. Но даже в них Жанна играет – разыгрывает истерику в ванной только ради того, чтоб ее не ругали.

Твоя героиня по типажу жесткая, резкая, смелая. А в жизни ты какой человек?

И в жизни я достаточно резкая, но в картине все-таки играла хотя бы потому, что сама старше Жанки на 8 лет, в 14 все по-другому. Я в этом возрасте была как Жанна. Правда, никого не предавала, потому что вообще не дружила с девочками и сейчас тоже не дружу. Я не верю в женскую дружбу и не понимаю этого. Видела со стороны такие трагедии женской дружбы, что подумала: «Мне этого не надо». С мужчинами как-то честнее.

А друзей-мужчин много?

Конечно. Настоящих.

Ты утверждаешь, что выбрала эту роль Жанны, потому что она смешная. Некоторое время назад ты снялась в мелодраматической комедии «Дом, милый дом». Тебя привлекает ниша комедийной актрисы?

Да, привлекает. Особенно трагикомический жанр в кино, но его сейчас вообще не существует. Фаина Раневская. Она никогда не играла однозначно. Это – эталон трагикомической актрисы.

Ты сейчас продолжаешь сниматься в кино? Собираешься работать так же активно в дальнейшем?

Надеюсь. Я уже снялась в одном фильме – «Фобус», молодежная «бродилка» такая – проект студии Федора Бондарчука. Выйдет весной. Я там играю девочку-гота. Она сдержанная, не смеется – ничего. «Неморгающая» такая. Но вообще сейчас – кризис.

Тебе нравится Москва? Ты говорила, что хотела здесь выучиться. Нет ли желания поехать в Европу сниматься или попробовать поучиться там?

В Европе хотелось бы и сниматься, и поучиться, но и в России мне, конечно, нравится работать. Я бы хотела сняться у европейских режиссеров. И у ряда русских.

У кого из русских?

Нравятся Валерий Тодоровский, Александр Митта. Я бы еще у Балабанова снялась. Постоянно бы снималась в любом фильме. Сейчас вот в «Морфии» сыграла в эпизоде. Там не было для меня роли вообще – молодых девушек нет в картине. Но рада, что хотя бы в эпизоде удалось. Мне очень нравится этот режиссер. Кстати, после «Груза 200» я не стала больше сниматься. Наоборот, наверное, меньше, потому что фильм вызвал сильный скандал.

Тебе еще приходится ходить на кастинги?

Мне кажется, чем меньше переживаешь по поводу ролей и мечтаешь их получить, тем, наоборот, как ни странно, больше получаешь работы. В этом году я снялась в нескольких телевизионных проектах и двух полнометражных фильмах. Меня везде утверждали без проб, хотя я даже не знала имен режиссеров. Просто приехала на площадку – и все. А на проекты, где нужно было проходить кастинг, я пробовалась у одного и того же режиссера – раз, два, три, – и потом меня не утверждали. Все происходит случайно. Режиссер вдруг может увидеть в тебе то, что он ищет, понятное лишь ему одному.

Агния, в одном из интервью ты сказала, что с твоим характером не отказалась бы стать продюсером.

Знаете, сейчас бы, наверное, отказалась. Я тут пообщалась с несколькими продюсерами и решила, что это все-таки не для меня. Очень не творческая профессия. И не хочется брать на себя столько ответственности.

А какие-нибудь другие кинематографические профессии можешь на себя примерить?

Режиссером тоже вряд ли. Я считаю, в этой профессии только один плюс – что хочу, то и пою, если, конечно, ты делаешь авторское кино. В любом случае актрисой быть интересней.