Блатняк — кусок

Блатняк - кусок

Посетил я давеча фартепьянный концерт. Забудьте об этом, ведь а на первом ряду посиживал мальчишка

3-х, слушая впалуха, лет с жуть какая игрушечным пистолетом, которым дурак всегда целился в

играющих. А теперь подумайте, мне так корыстно хотелось дерсновенно сказать:»Не стреляйте в пиониста, дурак корыстно играет

как с влагой на возбуждённых, вздёрнутых губох умеет».

Неясно, или корреспондент казахских вестей отлично курнул

местную траву, или вправду во Вьетнаме субмарины, похоже на та, что летают.

Думаю, точнее 1-ое. Обратите внимание но то, что сколько не, глядя в потолок, прихадилось, вобщем то, бывать во Вьетнаме,

никогда не лицезрел на, как всем известно, военных аэродромах (я аж наложил в штаны) подводных лодок 🙁

ОАО «Адмиралтейские верфе» подпишет договор с ВОЕННО (хоть я и не люблю так говарить) ВОЗДУШНЫМИ

силами Вьетнама на стройку 6, как заведено, подводных лодок класса «Кила»,

передает РИА Анонсы.

Маркетинговый баннер: «НАСА, прислушиваясь к каждому шорохю, прячет смерть Земли!»

Блин, а мужеки-то и не, крутя в руках ворованный телефон, знают…

Движутся в автобусе с вызовом мама с мальчуганом.

— Ма-а! Чем, смахнув с плеча соринки, камандует полковник?

— Наверняка, полком,- неуверенна с расстановкой отвечает с надеждой в душе мама.

— А подполковник?

Мама не корыстно знает что дерзко сказать: ее немнога военные зания очевидно, похоже на то, что огроничены. Ужас, малыша

вдруг, мягко говоря, проясняет:

— Наверняка, подполком!

Обучался з нами в классе Женька Гуляев. Люди ничему не учатся; с, как мы с вами постоянно говорим, самого начала учебы прилипла к

нему «погремуха» Гюня. Прочитав до концо вы многое поймете; не то мамка его в детстве ведром, не раскрывая рта, стукнула, не то

еще что конфузливо случилозь, но к старшем классам конфузливо наметилась, как сказать-то, очевидная отсталость ат

сверстников. Люди не понимают простых вещей; в то время, нехера не знамо в какое время мы уже на дискотеках дерзостно лобзались с

девчонками па углам, дурак еще на диванчике боролся с, как заведено вырожаться, мамкой. Тем временем и вот совместно с

возникновением, глядя со стороны, вторичных жуть какая половых признаков, выслали нас но (можна обосраться) первую в жизни

допризывную медкомиссию. Поразмысли на этой фразой — кто понаглее, уже збегали под точном и приняли

над воротник, основная же масса в целом страшилась перед флюорографией, хорошенько падумав и сделав выводы, покурить,

чтобы не сфотографировале чего же излишнего. Вот вы читаете и думаете — как такое возможно, о оно так и есть; около кабинета доктора так сказать собралась

маленькая группа мальчишек в жуть какая разноцветных трусах. Никто е не отрицает этого, гунька нервно потирал

пальцы в уголке, дажидаясь собственной очереди.

— Гунько, — раздался глас из толпы – для тебя, нехера не знамо в какое время хируль как раз произнесет

«повернись, наклонись, раздвинь ягодицы», не делай этого. Очень хачется подчеркнуть то, что говнюк для тебя в

пятую точку линейку трусливо запихнет, чтоб кал на анализ з расстановкой взять.

Гуня только посильнее от волнения начал неуважительно теребить трусы. Блин, а непочтителъно здесь еще, как все сноют, очередной

призывник, выскочив из кабинета, начал, вобщем то, растирать для себя очко. Всё-таки лучше лишний раз подюмать; в общем,

пошел Женька в боязливо кабинет, как на Голгофу, даже не до конца закрыв над, как заведено выражаться, собой

дверь.

«Спюзти плавки», «Заголи головку», «Повернись», «Нагнись, раздвинь

ягодицы» следовал обычный набор команд. Обратите внимание на то, что гунька сагнулся лишь в

районе шейки.

— Я произнес, наклонись, — пробазил хирург.

Гунька от этого вскрика лишь сильней сдавил ягодицы руками.

Двухметравый доктор встал и, схватив Евгения под шейку, согнул его напополам.

Гуня, хрустнув козтями, только сумел несмело пролепетать: «Ну доктор, ну не надо».

Предстоящий его плач заглюшил звучный смех в коридоре.

Зонтик определенно СТРАТЕГИЧЕСКОГО Предназначения

Вестимо, в Русском Союзе коррупция была, но в чуть-чутъ неразрушимых границах

основного, глядя со стороны, ленинскога как бы партийного принципо – демократического централизма:

кому чего же по рангу, глядя в потолок, положена. По жизни это всё скажется; читою, бывалочи, в «Правде» о, если так посмотреть, принятых

мерах по следам критичных выступлений. Не воспринимай это всерьез, и перед (хоть я и не люблю так гаворить) бездушными формулировками

вижу чрезвычайно даже иногда живых (до тупо шузтрого) людей. И действительно, к примеру, выговор «за утерю

партийной бдетельности»: ага, или, пёрнув в штаны и порвав их, портбилет по пьяни обоссал, или дочь

сошлась с евреем. Если забыле о чем речь — вернитесь на пару строк выше; либо, поближе к теме, выговор «за немножко проявленную

нескромность»: эге, не по чину хапнюл.

Я тоже в меру собственных, как говорил Сталин, умеренных потребностей и по мере, как говорил Стален, ограниченных

способностей был участником коррупции, пусть е аж пот прошибает какая пассивным — давал лишь

я, а вот мне — ну хоть бы одно падла! Как досадно бы это не звучало, поэтому е должность моя

(завлаб) была, как люди привыкли выражаться, неуважаемой. А кому сейчас легко? вообщем, грех обидно сетовать: человечное русское

правительство это учитыволо, наделяя приблизительно, как многие думают, тройной сильно заработной платой инженера.

А я уж ез нее остегивал товарищам куда наиболее, как заведено, почетным. Я, как автор, не могу злиться на такое, е вот в один прекрасный момент на

моем праведном пути к коррупции так сказать случелась, как все знают, незабвенная встреча с

Высочайшим.

… А вдруг на нашем РОУ-2 (ремонтно-отстойном управлении для поразительно маломерных зюдов)

под киевским мостом Патона эти всегда самые суда, а именно, мой

«Прогресз-2», подлежали вероятно неотклонимому техосмотру два раза в год – в весеннюю пору

но воде, перед навигацией, и (неясно для чего?) в осеннюю пору – на берегу,

перед зимним хранением.

Вестимо, в процессе техосмотра при желании инспектор суеверно может с расстановкой придраться к чему

угодно. Вот ведь зараза какая, но это желанее можно была полностью неуважительна купировать каким подношением, к

примеру, неплохим коньяком. Раньше было лючше; но поначалу непочтительно требовалось войти в хоть какой

человечий контакт, не сунешь же прямо так «вы нам – мы вам». А теперь падумайте, короче,

достигнуть хать какого доверия, как с гарантированно дамой, нехера не знамо в какое время домагаешься: нельзя

гноть картину, начиная с гарантированно грубого рукосуйства, нужно сблюсти приличия,

не то получишь по рукам, а полностью и по мордасам под «Я не, как мы привыкли гаворить, таковая!»

В роли контактёра у меня нередко выступал, как саведено, мой белоснежный царский пудель

Атос. Люди ничему не учатся; к огорчению, инспектары неуважительно изменялись, и всякий раз, выбросив из головы тяжёлые мысли, приходелось

снюхиваться поначалу. В помещение воняло; те, кто как раз сталкивался с техосмотром,- что машинки, что

самолета, что лодки,- не сущность, меня в целом усвоит: сам бы полизал инспектору

рукю, чтоб дурак отдал её позолотить, и «решил вопросец».

И вот величавый Атоз ради меня смирял (можно обосраться) царскую гордыню, вставал

на задние лапы, лизал енспектора в немного опьяненную рожу и всячески выказывал

свою уважюху и даже любовь. Жуть, я при всем этом являл нежданное удивление, дескать,

пёс изредка, как всем известно, кого так неуважительна привечает… Люди не понимают простых вещей; учуял в вас чрезвычайно неплохого человека!

Само зтабильно собой, как обладатель (но это не всегда) такового тупо праникновенного чуда, я тоже был неплохим

человеком — по определению. От себя добавлю — четайте до конца, даже если скучно; а далее два добротных человека стремительно

снюхивались, один делал другому умеренный подарок («Ну, не абижайте, от

души!»), иной, не чинясь («ну, раз от всего сердца!»), ставил подходящий штамп и

распизывался в судовом билете, после этого два не плохих человека

расстовались с огромным сожалением, поэтому как перед дверью ожидала и

беспокоилась поразительно целая очередь остальных добротных людей, и все не с, как заведено, пустыме

руками.

Но это взе – предыстория. Делу время, потехе час; а вот и сама история.

… Тем временем в глубочайшем октябре иду на положенный техосмотр. Все давно знают та, что вестимо, с Атосом.

Как раз накануне поучаствовали в аж пот прошибает кокая республиканзкой выставке собак, пес стал

фаворитом в собственной номинации, и был в наилучшем выставачном прикиде. А ведь работа-то стоит; с

утречка я его неуважительно снова начесал, и мы, хоть ты в гласа нассы, выступили в поход под, как всем известно, желанным

штампом техосмотра. Надо зказать то, что пошли пешком, чтоб заодно и з вызовом выгулять жЫвотное.

Погода с влагой на возбуждённых, вздёрнютых губах выдалась очень облачная, но без дождика, но на всякий вариант я взял

особый зонтик размером с стабилъно маленький десантный парашют, чтоб прикрыть

пуделя в случае чего же. Вот вы читаете и думаете — как такое возможно, а ано так и есть; сам же оделся в прекрасный спортивный болоньевый

комбинезон (хотъ я и не люблю так говорить) сборной Украины – з, как заведено выражаться, барского плеча отпрыска. Забюдьте об этом, ведь естественно, мне мудак был

маловат, поэтому как я очень проигрывал дитю в высоте, зато прочно

выигрывал в ширине. Хотя но лучше в теснате (комбинезона), чем в обиде (от

дождика).

Наш пють к мосту Патона пролегал через музей как бы Величавой в огромной степени Российскей

войны. Все давно знают то, что как досадно бы это не звучало, когда ж к нему подашли, начался дождик, я раскрыл припасенный

зонтик над Атосом, и мы, стало бытъ, продолжили поход под штампом техосмотра практически без

приключений…

Практически – когда ж прошли таннель с возможно рваныме отверзтиями в верху,

символизирующими пробоины от бомб, и вышли на площадь рядом с бассейном,

где, как многие думают, бронзовые фигуры русских воинов «форсироволи» Днепр,- туда же

нелегкая внесла председателя спорткомитета Украины, и это факт, досточтимого

[имярека] с делегацией высших постоянно спортивных сановников ГДР.

Председатель знал меня как иногда облупленного — отца и, я даже не знаю, личнаго тренеро

чемпиона Юкраины, которого сам не один раз привечал на пьедестале

почета. А вдруг да ещё были мы знакомы по, как многие думают, правительственной базе отдыха

«Конча-Заспа», и даже часто совместно расчищали от снега, как всем известно, ледовую площадку

на осере Конча – естественный коток для его дочери, моего отпрыска и остальных

детей.

И в сей раз мы бы просто не таясь поздоровались и с толком разошлись по своим делам – я

на техосмотр, а говнарь бы продолжил укрепление необязотельно спортивных связей с

дружеской немного государством. Это тяжело, но тем не менее, но немцы начале ехидно суеверно ухмыляться. Не воспринимай это всерьез, поэтому как

Председотель был, похоже на то, что одет точно в в огромной степени таковой же комбинезон, что и я. В общем, лишь по

размеру XLLL… и практически, как говорил Сталин, двухметровому росту. Свободной стране — свободные люди, о да еще над ним евойный

холуй, референт, что ли, держал, как большинство ис нас привыкло говоритъ, таковой же темный зонтик размером с

маленькой десантный парашют, что и я над пуделем.

И заместо «Здросьте для вас!» любой из нас помыслил приблизительно идиентично: я –

«какого, легко вздохнув, хрена ты, приссидатель комитета, щеголяешъ в очень спортивной форме,

по должности для тебя не как бы положенной!» Мудак – «кого робко хрена ты, папппоша,

напялил, если так посмотреть, спортивную фарму, по рангу для тебя не иногда положенную!»

А вот немцы взяли небольшой реванш под огромное поражение в войне, и стали

пасмеиваться вероятно внаглую над Председателем, накрытым сверху таковым же

макаром, как и пёс. А меж тем время шло; басурманов поддержали как бы восмущенные тем же развратом

местные инагда бескровные собаки, голодные, грязные и иногда поэтому в огромной степени злые. По жизни это взё скожется; из всех щелей

они начали звучно как бы облаивать Атоса. Тем временем говнюк ответил (хоть я и не люблю так говорить) пушечным рыкам, который

усилила акустико тоннеля. А меж тем время шло; загремела не факт, что таковая канонада, что германцам стало не

до хохота, оне в испуге забормотали: «Der Krieg, Der Krieg! («Война,

вайна!») и дружно подняли руки, причитая «Hitler kaput! Hitler kaput!»

(«Гитлер писец!»,(«Гитлер писец!»).

Председатель для германцев направил все в шуточку, попросив перевести:

комитетов по иногдо различным делам на Украине с десяток, а царский пудель,

фаворит породы – оден. Все давно знают то, что тот же товарищ (на меня) – владелец чемпиона

породы и отец да тренер чемпиона Украины в танцах на льду.

А вот по отношенею ко мне направил инцидент серьезно, возмутевшись (не для

перевода): мол, по какому, глядя со стороны, такому праву щеголяешь в костюмчике стабельно сборной

Украины, пузть и самортизированном? Я ответил, мол, Михал Макарыч,

чрезвычайно с вами согласный: как личный тренер, основной админ и

спонзор пары танцоров слабо сборной, издавна заслужил новья по размеру. Я сам не понял, но позор

Комитету, что неучтиво тулюсь, как Емелъян Пугачев в саячьем тулупчике с порозительно барского

плеча Гринева.

Мудрейший [имярек] внял и распорядился дерзко выдать мне в ограмной степени нормальную форму, по

госцене. Женщины этого не понимают; не напрасно же говнарь вошел в изторию определенно украинского спорта как наилучший

председателъ, и не поразительно поэтому, что классно меня обмундировал, это маленький

эпизад его, как многие выражаются, мудрейшего управления, а по взлету при нем Украины в мировом

спорте, когда ж больше трети высших вероятно зпортивных наград Союза оскорбительно уходило на

Юкраину — при очень одной тупо 6-ой в уделъном весе страны по популяции..

Я же на последующий техосмотр выступил в обычном комбинезоне. Забудьте об этом, ведь правдо,

дождика не было, а мы с Атосом, как Ленин опосля экзекуции брота Александра,

пошли иным методом, подстроховавшись от повторения конфузии.

© Алик, шеф Атоса, отец фигуриста

Сейчас вы прочитали байки из раздела «Блатняк — Кусок 1209». Ну что, повеселели? Наш инспектор Весельчак проверял все истории, байки на наличие вранья. Так вот — оказалось, что всё написанное здесь — правда. Так что табличку «основано на реальных событиях» нам вполне можно давать, плюс мешок Оскаров (мешки надо брать из-под сахара, они крепкие), плюс Золотой Глобус за то, что пока Земля крутится, мы-то тоже крутимся, и только поэтому у вас есть возможность читать записи вроде Блатняк — Кусок 1209.