Игорь чапурин об искусстве и коммерции

Игорь чапурин об искусстве и коммерции

За несколько часов до московского показа Игоря Чапурина колумнист Peopleschoice. ru и эксперт моды Алексей Пантыкин задал дизайнеру несколько вопросов.

Продолжаете ли вы делать haute couture и для чего?

Я продолжаю показывать коллекцию haute couture раз в год. То, что я делаю для коллекций prete-a-porter, всегда связано с идеей носибельности и комфорта – в коллекциях haute couture я делаю то, что мне нравится. Можно сказать даже, что я делаю их для самого себя, уходя в этакий творческий отрыв.

Какова идея Chapurinbar?

Когда-то ресторатор Аркадий Новиков предоставил мне сделать то, что я всегда хотел, – создать интерьер для ресторана «Весна». Потом многие мои друзья говорили, что я должен придумать какой-то интерьер для себя. И Ольга Слуцкер всегда говорила, что это должен быть не ресторан, не кафе, а именно бар. Мне удалось реализовать мои идеи. Chapurinbar – это мое видение дизайна интерьера, современной модной кухни, музыки – словом, всего, что теперь зовется lifestyle.

Помимо линии одежды и мебели Chapurincasa планируете ли открывать новые направления творчества?

Теперь можно говорить смело, что скоро появится линия фарфора – мы подписали недавно контракт. Что касается линии мужской одежды Chapurinman, то сама по себе она существует давно. Мы шьем костюмы, смокинги и даже лыжные костюмы, но на заказ и в единичном экземпляре. Линия мужского pret-a-porter появится года через три.

Было ли у вас желание создать некое цельное художественное произведение: картину или скульптуру?

Я считаю, что это стремление частично воплотилось в моем сотрудничестве с Большим театром. И даже несмотря на то, что в спектаклях присутствовал труд композитора и хореографа, моя работа над костюмами и декорациями стала полноценным вкладом в этот симбиоз.

Мода – искусство или коммерция?

Коммерческое искусство.

Если бы вам предложили возглавить один из французских домов, таких как Chanel,

Dior или Yves Saint Laurent, какой бы вы выбрали?

Не Chanel: то, что делает Карл Лагерфельд уже более 25 лет для этого дома, невероятно успешно во всех отношениях и, по-видимому, будет столь же успешно еще лет 10.

Не Yves Saint Laurent: этот дом во главе со Стефано Пилати переживает второе рождение, его современная история захватывает сама по себе и ее не следует нарушать. Видимо, Dior: история этого дома говорит сама за себя. Такая резкая смена атмосферы дома – от Джанфранко Ферре к Джону Галльяно – говорит о том, что те, кто стоит во главе, рассматривают резкую смену направления развития как некий концепт. Поэтому я могу вполне вписаться в эту затею.

Если бы вы не стали дизайнером, то кем тогда?

У меня просто не было другого выхода – мои родители работали в легкой промышленности, поэтому так или иначе все пути вели бы туда.

Что вас больше интересует: прошлое или будущее?

Только будущее. Когда заканчивается очередной показ и все модели выходят на подиум совершить финальный круг, в этот момент коллекция становится мне больше не интересной. Я тут же полностью обращаюсь к новой, которой суждено родиться через полгода.

О чем ваша последняя коллекция?

Она посвящена современным городским жительницам — новым амазонкам. А родом они из средневековой Руси.